Приветствую Вас, Гость

Менее двух верст к западу от Умовки расположилась деревня Грибовка. Здесь имеется: средняя школа, дом культуры, детский сад, медпункт. Возле деревни расположено четыре кургана - предположительно бронзовый век. В 1999 году в деревне 208 хозяйств и 519 жителей.

Сегодня Грибовка - дальняя северная окраина района. Трудно поверить, что совсем недавно её плотно окружало несколько деревень, но в последней трети XX столетия местность словно пропололи, рядом осталась лишь деревня Бекетовка. Сегодня здесь всё воспринимается иначе, и этот образовавшийся простор полей, огромное небо и даже те старые, полустёртые курганы, что придают ландшафту особою загадочность, заставляя выхватывать из памяти всё, что осталось из школьных исторических понятий, порой смешивая исторические эпохи и невольно будоража пробудившее воображение...

Впрочем, прошлое Грибовки имеет свою историю, отдалённую от древних курганов большим временным разделом. Грибовка как сельцо возникло к середине XIX века под мало кому сейчас известным названием Екатериновка. Название было получено по имени владелицы - надворной советницы Екатерины Николаевны Грибовской, переселившей своих крестьян из села Матвеевка на свой, отдалённый от села, участок земли. Образовавшееся сельцо кроме названия Екатериновка почти одновременно получило и другое название - Новоселье, которое надолго стало основным названием сельца. Забегая вперед, отмечу, что лишь в конце XIX столетия стало встречаться и другое название - Грибовка, ставшее при Советской власти основным названием деревни.

К 1859 году в сельце Новоселье был 51 двор и 383 жителя. Здесь у помещицы Екатерины Грибовской имелось 1752 десятины земли, из которых на 67 издольных (барщинных) крестьянских тягол отводилось 708 десятин. Воду крестьяне брали из колодцев, а с восточной стороны сельца находилось болото Полвода.

Новоселье (Грибовка) относилось к Матвеевскому церковному приходу, что был в пяти верстах, а административно - к Юрткульской волости Спасского уезда Казанской губернии.

Скромная история Новоселья не блещет громкими событиями. Для отдалённого сельца знаменательным становится каждый необычный эпизод. Так 12 сентября 1885 года в сельце открылась школа грамоты, первым учителем которой стал Михаил Никифорович Стрельников - простой крестьянин, получивший лишь домашнее образование. Безусловно, знания его не были велики, но простое человеческое желание передать другим то небольшое, что сам освоил с трудом, поделиться радостью познания выделяло его из общей толпы. К тому же стать учителем для простого крестьянина было весьма престижно.

Шаг за шагом просвещение входило в крестьянский быт, совершенствовалось, набирало опыт. Но первые учителя остались в истории как первопроходцы, которым было особенно трудно. 2 ноября 1887 года Грибовская школа грамоты была преобразована в земское училище, располагаемое в собственном доме, построенном попечителем - местным помещиком Николаем Фёдоровичем Грибовским. Классная комната в училище была одна. Кроме неё была комната для учительницы. С момента преобразования школы учительствовала здесь Елена Ивановна Евдокимова с окладом 200 рублей в год, а законоучителем был дьяк из Матвеевки Степан Логинович Козлов с окладом 40 рублей в год. Ученики были все местные, русские - 38 мальчиков. Содержалось училище на пособие земства и пожертвования помещика.

В 1908 году в сельце 127 дворов и 766 жителей. У крестьянской общины 750 десятин надельной земли. В Новоселье имелась лавка, кузница, пять ветряных мельниц, барская усадьба.

О революционных событиях, о жизни грибовцев в первые годы советской власти, об их настроениях и тревогах воспоминаний не сохранилось. Возможно, это и к лучшему, ибо после революционных обещаний лучшей крестьянской доли наступили грабительские поборы, раздор, тревога за своё будущее и унижение.

Сельский Совет в деревне был образован в 1918 году. Изначально он назывался, как и повсеместно - Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. С первых же шагов новая власть стала разрушать привычный образ жизни. Появились шустрые, нагловатые комбедовцы, наделенные сомнительными полномочиями грабительские продотряды. Вслед за ними в деревню пришло разорение, голод, эпидемии, людские потери.

Трудно выбрать из этой прокатившейся дикой революционной волны что-либо достойное памяти. Исключением, пожалуй, может служить то, что, несмотря ни на какие трудности, в деревне работала школа, в которой в 1926 году училось 50 учеников. Учительницей в этой деревянной, крытой железом школе была Вера Григорьевна Тренина.

К концу 20-ых годов повсеместно развернулась агитация за объединение крестьянских хозяйств. В 1928 году в Грибовке было создано товарищество "Победа", в которое вошли 22 крестьянских хозяйства с 137 едоками. У товарищества было 28 голов рабочего скота и 160 десятин пашни. В 1929 году, 1 июля, было создано кооперативное товарищество "Красная яблоня", но вскоре было ликвидировано. Крестьяне не могли освоить новые отношения, потому что прежние, испытанные, проверенные временем, считались более надёжными и справедливыми.

В 1929 году крестьяне Грибовки на 174 хозяйства и 872 жителя имели 111 лошадей, 175 коров, 839 овец, 79 свиней и 1016 гектаров земли во временном пользовании. Если количество скота разбросать по дворам, то получится не густо. Интересно, что из инвентаря у грибовцев было 149 однолемешных плугов, 53 двухлемешных, 198 деревянных 6орон, 13 железных, 10 молотилок, 48 веялок, одна сортировка. Вот в расчёте на это крестьянское имущество и был образован в Грибовке в 1931 году колхоз "Доброволец".

Название колхоза, конечно, не соответствовало действительности, коллективизация в деревне проходила сложно и сопровождалась жёстким раскулачиванием, цель которого заключалась в том, чтобы за счёт конфискованного имущества создать материальную базу колхоза, с другой стороны, судьба раскулаченных должна была послужить поучительным примером для остальных и то, чтобы остальные смирились с бедностью.

Крестьян, зачисленных в кулаки, выселяли в дальние края семьями, с малолетними детьми, практически без средств к существованию, нисколько не заботясь об их дальнейшей судьбе. Так в Грибовке 25 марта 1931 года был раскулачен Фёдор Петрович Родин, 52 лет, с женой Прасковьей, 50 лет, и сыном Фёдором, 11 лет. Хозяйство у них было признано кулацким - на момент раскулачивания имелся каменный дом, лошадь, корова и овца. Основное обвинение заключалось в том, что до революции семья Родина имела 40 десятин земли, четыре лошади и применяла в сезон наёмный труд. Были и шаблонные обвинения - высказывался против Советской власти и коллективизации.

Раскулачен лишенец Родин Тихон Поликарпович, 35 лет, с женой Антониной, 35 лет, и детьми: Петром -7 лет, Александрой - 4 лет, Анатолием -3 лет и Николаем -7 месяцев. Хозяйство кулацкое - имел каменный дом, лошадь, корову, овцу, ветряную мельницу, до революции имел 40 десятин земли, четыре лошади. Основное обвинение - невыполнение хлебозаготовок, Тихон Поликарпович по статье 61 был оштрафован на 250 рублей и имел год принудительных работ. Инвалид, он "агитировал против Советской власти и коллективизации".

Канаев Иван Ларионович, 38 лет, семья: мать, жена и пятеро детей. Кулак, так как имел каменный дом, лошадь, корову, 12 овец. До революции был торговцем - имел патент третьего разряда. Обвинение - бывший торговец, имеющий противоколхозное настроение.

Эти семьи без суда, лишь по спущенной сверху разнарядке были отправлены в Казахстан. У выселяемых конфисковывались усадьбы с постройками, средства производства, ценности. Выселяемым разрешалось оставить самые необходимые вещи и простейшие средства производства: лопату, топор, пилу…

Помогали местной власти и печально известные "Тройки", так 5 декабря 1932 года тройкой ОГПУ были репрессированы Бухлаев Сергей Потапович, отец троих детей; Бызов Семён Иванович, отец четверых детей, Володина Аграфена Павловна, мать двоих детей. Сокрушительные тройки ломали судьбы не только безвинных крестьян, но и их детей, сея обиды и разочарования.

Не прекращающиеся репрессии, раскулачивание, слабая отдача колхозов и неурожай 1932 года привёли Отечество к очередному голоду 1932-33 годов, охватившему, по мнению историков, до 30 миллионов человек. Однако вместо помощи голодающим за границу было отправлено 18 миллионов центнеров зерна... Несмотря на голод и очевидную несостоятельность крестьян выполнить хлебозаготовки и заплатить налоги, на местах беспощадно боролись с недоимщиками, не считаясь с их бедственным положением.

17 марта 1933 года описано хозяйство Михаила Трофимовича Володина, 5 июня - Канаева Семёна Кирилловича, Володина Михаила Прокофьевича за отказ уплаты дорожно-строительного налога в сумме 55 рублей.

Печальный список можно продолжить. Самое страшное в том, что такое происходило во всех селениях России. Избавляясь от расчётливых, умелых крестьян, надуманно приписанных к кулакам, режим заметал следы своего неумелого правления.

Практически при Советской власти не было условий для образования кулацких хозяйств, ибо землю всем выделяли строго по норме на каждого едока, а жёсткая продразвёрстка не позволяла иметь приличный доход. К тому же, всё население пережило страшный голод 1921-22 годов, после которого осталось ограниченное количество скота. Как правило, к кулакам причислялись те крестьяне, кто ещё до революции сумел построить добротный дом, кто когда-то имел много скота или земли, или же в сезон нанимал помощников, хотя погодные условия часто вынуждали прибегать к наёмному труду, но спустя годы это обстоятельство вдруг стало поводом для преследований. На словах новый режим боролся с эксплуататорами, но на деле сам стал чудовищным эксплуататором.

Вспоминая тяжёлое прошлое, мне не хочется настраивать людей на сведение счётов, с другой стороны, все незаслуженно обиженные, их дети и внуки хотят услышать слова признания и покаяния за совершенные преступления с тем, чтобы облегчить душу всем - это и есть беспристрастный общественный суд над прошлым...

Из дальнейшей деревенской хроники: И.С. Володин 1941 - 1945 годы. За время Великой Отечественной войны грибовцы потеряли 67 своих односельчан.

Единственным участником Парада Победы в Москве из Старомайнского района был командир орудия, сержант Иван Степанович Володин. За свои ратные подвиги наш земляк из Грибовки был награжден двумя орденами Красной Звезды и двумя орденами Великой Отечественной войны.

1957 год. Колхоз "Доброволец" объединился с колхозами Бекетовки и Алашеевки и стал называться имени Жданова.

1959 год. Население Грибовки - 566 жителей.1960 год. К колхозу имени Жданова присоединились колхозы Приютного, Васильевки, Михайловки. Укрупнённый колхоз назвали "Октябрь". Его предсе-дателем стал Николай Васильевич Петров - руково-дитель строгий, но справедливый, поэтому и дисциплина при нем в хозяйстве была. При нем колхоз перешел на денежную оплату труда. Передовой механизатор Пётр Прорехин за январь заработал более ста рублей - огромная по тем временам для селян сумма. Был построен коровник на 200 дойных коров, свинарник на 600 голов, ремонтная мастерская, зернохранилище, двое автовесов. Примечательно, что колхоз, так же, как и другие, имел птичник и от 1760 кур получил 80500 яиц.

В 1979 году в Грибовке 465 жителей. Постепенно за счет исчезающих деревень, состоявших в одном колхозе, население Грибовки увеличивается, здесь на центральной усадьбе было построено более 50 квартир, образовавших новую улицу. В деревне и сегодня бытует прежнее разделение, так её среднюю часть называют Грибовкой, северную - Чухловкой, а южную - Ивановкой. Улицы в деревне широкие, словно проспекты. В деревне построены типовые дом культуры, здание конторы…Может, эти изменения и социальные достижения стали поводом для того, чтобы Грибовку возвели в статус села или повлиял черный след глубокого примитивного атеизма, который продолжительно находил любой повод, чтобы запутать, переиначить прежние российские традиции, и эта преднамеренная путаница пустила глубокие корни. И сегодня у многих уже сделаны записи в паспортах, что родились в селе, а не в деревне, потому ныне трудно восстановить правильный статус Грибовки.

Невольно напрашивается единственный выход - построить в ней Божий храм, но в переживающей трудные времена деревне осуществить этот вариант очень тяжело, потому эту проблему приходится отложить до лучших времён.

1989 год. Колхоз "Октябрь" уже довольно крепкое хозяйство. Оно имело 2049 голов крупного рогатого скота (из них 600 коров), 1198 свиней, 2074 овцы. Да и техники было достаточно: 51 трактор, 28 грузовых автомашин, 21 комбайн.

В деревне продолжала действовать старая ветряная мельница - ветряк. Рассказывали, что мука здесь получалась отменная. Правда, дощатых крыльев на ней уже не было - работала она от электродвигателя. Но, тем не менее, мельница эта была своеобразной достопримечательностью Грибовки. Но не смогли грибовцы сохранить свой ветряк до конца столетия - разрушили, растащили. Теперь во всём районе не найти атрибутов дореволюционной деятельности крестьян, и вряд ли наши потомки смогут полюбоваться работой ветряной и водяной мельниц.

После необдуманных ельцинских реформ в здешнем колхозе начался затяжной спад сельскохозяйственного производства. К тому же несколько лет грибовцам просто не везло: в 1997 году весь урожай зерновых был заражён головней, в 1998 году - засуха, в 1999 году - градом побило 1641 гектар посевов.

В колхозе всего 6960 гектаров земли, из которых 4182 - пашни. Свиноводство и овцеводство изведено полностью. В 1999 году дойное стадо сократилось до 125 голов.

Из книги «Взгляд в прошлое.» Ю. Мордвинов