Приветствую Вас, Гость

Село Матвеевской сельской администрации, расположено в 35 километрах к северо-востоку от Старой Майны.

В трёх верстах к северу от деревни Айбаши и в трёх верстах от села Жедяевка по Симбирскому коммерческому тракту, на правом берегу той же тихой речушки Утки, вдоль края высокой надпойменной террасы расположилось старое крестьянское село Кокрять. В древности, во времена Волжско-Камской Болгарии, восточнее нынешнего села, на клиновидном мысу было крупное, хорошо укреплённое городище. При нашествии татаро-монгольских орд в 1236 году это городище было разорено и разрушено. Археологи находили на месте городища множество различных предметов: бронзовые украшения, обломки стеклянных браслетов, бусин, костяные и железные наконечники стрел, ручной каменный жернов и другие предметы. Вероятно, после нашествия городище возрождалось - здесь найдены монетный клад, относившийся к 14 веку, золотоордынский могильник… Но последующие набеги завоевателей окончательно разорили древнее городище…

Современная история села Кокрять началась в царствование Алексея Михайловича, который был заинтересован в освоении заволжских земель бывшего Казанского ханства, переселяя сюда иноземцев. Однако старое кокрятское городище заселять иноземцами он не разрешил, а поселил сюда мордовских поселенцев из Нижегородского и Казанского уездов.

Дотошные старожилы и краеведы по-разному пытались разгадать смысл и происхождение названия села. Название пытались разложить на части, подгоняя желаемые и понятные варианты. Так было КАК-РАТЬ или КОК (нули)-Рать, впрочем, наличие древнего городища будоражит фантазию, давая возможность подобрать удобную легенду. Однако первые поселенцы называли селение просто Уткой - по реке. Так Меншотка Шапунин при опросе в 1699 году рассказывал, что родина его в деревне Акузовой Нижегородского уезда, сошел в деревню Утку 30 лет назад, и платил он тягло в Казани с четверти ясака, с ним пришло еще 3 мордвина и 2 бобыля из Казанского уезда. Вот этот факт и стал подтверждением того, что село основано в 1669 году, и то, что оно изначально называлось Уткой.

Мордовские поселенцы занимались земледелием, скотоводством, бортничеством и разными ремёслами, с любовью обживая здешние земли. Однако в 1698-99 годах по указу Петра и мордовские поселенцы (47 дворов) были выдворены отсюда в верховье реки Урень, а их земли были отданы Казанским иноземцам - польским шляхтичам. Так, ротмистр Семён Игнатьевич Бухановский получил здесь 80 четвертей, хорунжий Михаил Тимофеевич Косовский и 29 рядовых шляхтичей - по 60 четвертей в каждом из трёх полей по обеим сторонам реки Утки, от городища к реке Бездне 370 десятин покосов и еще 100 десятин между Майнским и Уткинским устьем, с усадьбами в деревне Утке…

Вскоре, в отличие от других деревень с аналогичным названием Утка, поселенцы стали называть свое селение Утка-Кокрячь, которое позднее трансформировалось в Кокрять… Впрочем, село имело и другое малоизвестное название - Алань, что в некоторых местах старой России означало луг, пастбище, травянистое место…

С постройкой в деревне в 1776 году деревянной церкви с престолом во имя святых бессребреников Космы и Дамиана село стало называться ещё и Космодемьянское, а от него и древнее городище стало называться Космодемьянским…

Четвертное земледелие в селе Кокрять не прижилось. Поляки, получившие свои наделы на дворянских правах, имели возможность выбора - продать свои жалованные наделы, обменять, заложить или просто бросить их, находя более благоприятные для себя места.

Известно, что к 1771 году село Кокрять (Космодемьянское) находилось во владении Степаниды Петровны Микулиной, у которой здесь было 23 мужских крестьянских души. Другая часть села была во владении Льва Ивановича Молоствова, имевшего здесь 197 душ. Позднее село перешло во владение Наумовым, с которыми и связана большая часть истории кокрятских крестьян.

В 1814 году на средства Михаила Михайловича Наумова в селе была построена новая церковь. Среди краеведов бытует версия, что она построена в честь победы России над французами в Отечественной войне 1812 года. Церковь каменная, холодная, с прежним престолом во имя Святых Космы и Дамиана. Интересно, что сын Михаила Михайловича, отставной гвардии ротмистр и кавалер Евграф Михайлович Наумов был в 1854-1856 годах предводителем уездного дворянства. При нём заметно увеличилась численность села. Если в 1816 году в Кокряти было 719 жителей, то по данным 1859 года здесь было 110 дворов и 1134 жителя. Из 3520 десятин Наумовской земли на крестьянские наделы отводилось 1923 десятины.

После отмены крепостного права доля крестьянской надельной земли уменьшилась до 1374 десятин, и хотя земельное обеспечение здесь оставалось сравнительно хорошим, но всякое уменьшение наделов встречалось болезненно и подогревалось слухами, потому кокрятинцы приняли участие в Бездненском восстании крестьян, где при расправе над восставшими двое крестьян из села Кокрять были убиты…

С 1863 года крестьяне села после совершения покупной сделки стали собственниками…

Административно село Кокрять относилось к Жедяевкой волости Спасского уезда (31 верста) Казанской губернии (140 вёрст).

В 1883 году помещица Надежда Михайловна Наумова построила в селе земскую школу. Законоучителем в ней был Григорий Андреевич Степаницкий, учителем - Андрей Захарович Тимохин, закончивший Казанскую учительскую семинарию. В школе училось 28 мальчиков и 1 девочка, все русские. Законоучитель получал 42 рубля в год, а учитель - 200 рублей.

Кроме земской школы, в селе в 1883-1885 годах была церковно-приходская школа, устроенная священником Степаницким, получавшим от земства по 4 рубля за каждого окончившего курс ученика. Может, по Божьей воле за его труды праведные сегодня, спустя более ста лет, пережив сложный период воинствующего атеизма, когда варварски глумились над храмами и погостами, чудом уцелело небольшое каменное надгробие с крестом, где сохранилась надпись: "Священник Григорий Андреевич Степаницкий, умер 19 мая 1889 года 73 лет от роду".

В 1889 году Кокрятская церковь, на радость прихожан, была обновлена и расширена. В трапезной устроены еще два престола. В левом, тёплом приделе - во имя Святой Великомученицы Екатерины, а в правом, тоже тёплом - в честь Вознесения Господня. И хотя Кокрятская церковь не блистала изяществом архитектуры, но для прихожан она по своему своеобразна и неповторима, а её удачное расположение на краю горы придает ей дополнительный эффект восприятия…

В период обновления церкви священником в ней был Алексей Иванович Анонимов с окладом 300 рублей в год, получавший дополнительно, как все священнослужители, надел церковной земли и сенных покосов из церковных 33 десятин пахотной земли и 8 десятин луговой…

Сегодня у церкви сохранилась могила с простеньким металлическим крестом, поставленным в советский период. Приверженцы церкви считают, что здесь покоится прах Екатерины из села Танкеевка, на средства которой будто была расширена и обновлена церковь. Эта версия мало вероятна, но в неё хочется верить. Из состоятельных Екатерин Танкеевки известна лишь дворянка Екатерина Ермолаевна Блудова (Тишина), мать известного государственного деятеля графа Дмитрия Николаевича Блудова, который и сам не жалел средств на православные храмы. Однако Екатерина Ермолаевна умерла задолго до обновления Кокрятской церкви, потому более вероятно, что средства на обновление церкви могла выделить в память о Екатерине Ермолаевне её внучка, Антонина Дмитриевна, известная общественная деятельница. В любом случае, в версию заложена та накопительная доброта старинного русского дворянского рода Блудовых и то чудесное совпадение имён помещицы с Великомученицей Екатериной, которые тронули сердца простых прихожан и несмотря на то, что в советский период партийные идеологи развязали массовую истерию ненависти к дворянству, рядовые труженики в знак особой признательности восстанавливают, как они считают, Екатерине, скромный памятник в виде простого креста, сохраняя в эстафете устной памяти душевные порывы наших добрых предшественников…

В 1899 году, на грани века, в селе построили новую, крытую железом, деревянную, на каменном фундаменте школу. Жизнь в селе постепенно менялась к лучшему, хотя в крестьянской жизни всегда возникали неожиданности.

Из трудных лет в истории села можно выделить 1864 год. В этот год по Кокрятскому приходу родилось 69, а умерло 110 человек, из них 86 детей в возрасте до 5 лет. Очень трудными для селян были 1890-е годы. Например, в 1894 году родилось 120, а умерло 168, из них 136 - дети до 10 лет…

В 1908 году в селе Кокрять 348 дворов и 1374 жителя, здесь 5 лавок, 6 ветряных мельниц…

Большое значение в жизни селян имело промышленное предпринимательство самарских воротил, братьев Наймушиных. Старожил села Андриан Игошин рассказывал, что трудовая жизнь в селе бурлила, словно многоводная река. Под горой, напротив Старой улицы, был известный в округе Винокуренный завод Наймушиных, на котором при 15 рабочих выкуривалось до 50 тысяч вёдер спирта. Здесь всегда была работа. К примеру, здешние крестьяне охотно подряжались в извоз - возить бочки с вином и спиртом до Казани. В лесу у Наймушиных была лесопилка и паровая мельница…

Важное значение для селян имело то, что через село проходил Симбирский коммерческий тракт, да и до Матвеевского базара было недалеко.

Село Кокрять всегда отличалось чистотой, поскольку почва здесь песчаная. Центральная улица, идущая вдоль горы, и на которой стоит церковь, условно делится на два конца: западный её конец назывался Комаровкой, а восточный - Рыжной конец. Поперек этой улицы, начиная с западной части, идут улицы Молославка, Новая, Старая и Петроград, за которой было древнее городище. Параллельно центральной, к северу была улица под названием Конопляновка, а с юга, под горой, была еще улица Подгорная… Церковь стоит на пересечении центральной улицы с Новой. С любой стороны села открываются прекрасные виды местного ландшафта. С севера - ровная долина с виднеющимся селом Матвеевка, с востока, за городищем, темнел кокрятский лес с прекрасными грибными угодьями, с юга с высокой горы далеко просматривается вся чудная панорама с деревней Айбаши и рекой Уткой, с запада - тоже лес…

Одежда, обувь, привычки кокрятцев мало чем отличались от повсеместных. Лишь в разговоре можно было отличить их по едва уловимому характерному диалекту, когда они подменяли букву "а" на "у", например, вместо слова "канава" проскальзывало "кунава"…

После Октябрьской революции, в 1918 году, в селе был создан сельский Совет. При новой власти изменилось административное деление, и село Кокрять стало относиться к Матвеевской волости Мелекесского уезда Самарской губернии.

Советский период в истории села оказался сложным и драматичным. Селяне с трудом пережили голод, лишь отчасти помнят НЭП, с годами все сгладилось и забылось, уходят без внимания в небытие свидетели тех трудных событий.

Каждый штрих, каждое событие из жизни селян со временем имеет свою ценность, ибо они характеризуют положение селян в разные исторические периоды.

В 1926 году в здешней школе училось 87 учеников, из них 17 из деревни Айбаши, учительницей в то время была Задонская Анна Яковлевна.

В 1929 году в селе 315 дворов и 1366 жителей, на это время у селян было 256 коров, 157 взрослых лошадей, 549 овец, 68 свиней и 1752 десятины пашни…

Нетрудно заметить, что село Кокрять было многолюдным, но в последующие 70 лет, идя по единственно верному пути, без альтернативных реформ, село приблизилось к роковой черте.

Кокрятинцы не избежали силой навязанных, чуждых крестьянству преобразований, опостылевших дальнейшую сельскую жизнь… Не считаясь с желанием селян, в селе закрыли церковь, сняли колокола, создали колхоз "Искра". Унижениям и репрессиям подверглись многие кокрятинцы. Конечно, среди них были приверженцы и служители церкви. В 1933 году были арестованы Балахонцева Мария, Гришина Анна - обе монашки, Данилин Иван Фёдорович; в 1936 году арестован Заболотнов Петр Андреевич, в 1937 году - Агров Владимир Иванович, все служители религиозного культа…

В 1935 году бесцеремонно было распахано уникальное древнее городище…

О тридцатых годах, с введением колхозного строя, в памяти остались больше грустные, тяжёлые воспоминания: нищета, рабский труд, ложь, страх и унижение. В сороковые эти обстоятельства были отягощены ещё и трагедией войны - в село не вернулось 68 кокрятинцев…

Некоторым утешением селянам за их муки и страдания стало открытие в октябре 1946 года здешней Космодемьянской церкви. Надо помнить участие простой русской женщины Калинихи (Курыловской), которая износила не один десяток лаптей, пока хлопотала перед районным руководством за открытие церкви. Впрочем, были и другие. Так учитель Кошкин забросал обком письмами с просьбой о скорейшем сломе храма, доказывая его ветхость и ненужность. Видимо, в жизни каждый ищет свой путь к удовлетворению, одни вдохновенно создают дворцы, храмы, пишут картины, другие всё разрушают, уничтожают, находя в этом какое-то бесовское блаженство… С запретом колокольного звона в кокрятском храме несколько успокоились воинствующие безбожники, но не стало и красоты малинового звона, чем исстари гордилась наша Россия…

Постепенно село Кокрять теряет свое значение. Так, в 1953 году здесь был упразднён сельский Совет, село стало относиться к Жедяевскому сельскому Совету, а с 1958 года - к Матвеевскому. В этом же году районное руководство объединило колхозы Матвеевки и Шмелевки, Айбаш и Кокряти в один - "Память Ильича" с центральной усадьбой в селе Матвеевка. С 1963 года этот колхоз стал носить название имени Крупской.

Ещё до революции в селе умели делать кирпич, имея возможность строить себе кирпичные дома. Где-то в 1954 году в селе, под горой, открыли кирпичный заводик, где труд был несколько механизирован, но в середине семидесятых его ликвидировали… Трудно объяснить действия районного руководства, настойчиво изводившего кирпичное производство в районе. Неужели возить кирпич за сотни километров стало выгодней?.. Без должного внимания село постепенно обезлюдело. Если в 1959 году в селе было еще 504 жителя, то через двадцать лет осталось 193, а ещё через двадцать лет, в 1999 году, в селе в 46 хозяйствах осталось 74 жителя.

Ныне село Кокрять электрифицировано, есть здесь водопровод, рядом с селом проложена асфальтированная дорога, но всё это сделано с большим опозданием, ибо до того люди вынуждены были под любым предлогом бежать от колхозного ярма. И в селе остались преимущественно престарелые, потому с каждым годом село приближается к роковому порогу исчезновения. Хотя есть надежда: пока действует Божий храм, село будет держаться до новой, здравой государственной политики, до возрождения Российского крестьянства, когда новое поколение людей получит возможность почувствовать себя здесь полноправными гражданами Отечества - и тогда начнется возрождение старого села…

Из книги «Взгляд в прошлое.» Ю. Мордвинов